Николай Скорик: «Студенты – это не сосуд, который надо наполнять, а огонь, который надо разжигать»

Участники творческого направления «Студвесны стран ШОС» в один из фестивальных дней смогли посетить мастер-класс режиссера МХТ им. Чехова, заслуженного артиста России Николая Скорика. Мастер рассказал, что в любом творческом деле обязательно должны сложиться звезды, что в театре слова не главное и что обязательно нужно знать, ради чего ты выходишь на сцену.

– Николай Лаврентьевич, какие эмоции, мысли должен вызывать спектакль, на который вам захотелось бы пойти, и который стал бы заметным театральным явлением?

–  Спектакль и все, что творится в театре, я бы определил словом «созидание». Если спектакль облагораживает тех, кто в нем участвует, выводит их на другой уровень восприятия мира, то в результате и для зрителя он должен давать свет, надежду и оптимизм, хотя мы иногда стесняемся этого слова. Оно не такое примитивное, как думают, но оно очень нужно в наше время.

– Театр, на ваш взгляд, потерял свою возможность влиять на аудиторию – так, чтобы вышел спектакль – и жизнь изменилась?

–  Да, сейчас зритель сложный, могу судить по МХТ. Я застал период, когда приходили бабушки и приносили в театр старинные вещи: платья, кружева, дореволюционные ордена, даже люстры. Несли с надеждой, что это будет использовано во благо. И зритель был совершенно особый – интеллигентный.  Это был театр интеллигенции. За 90-е годы зритель резко поменялся. Поменялось все, начиная с взлетевших цен на билеты – у самого иногда глаза округляются от того, сколько они сейчас стоят:  таким образом, какая-то часть общества была отделена от театра. С другой стороны зритель испытывает на себе шквал спецэффектов и просто эффектов ради эффектов. Достижения техники замечательные, я люблю пользоваться ими, но это должно быть не только ради обертки. Зритель перестал думать в театре. У меня большая надежда на молодежь, особенно мне в этом помогает даже вот этот фестиваль, на котором я вижу ребят с их взглядами, вопросами. Вчера встал мальчик и, стесняясь, сказал, что у них спектакль по Чехову «Палата №6» идет четыре часа. Я понимаю, что он подходит к спектаклю Чехова мерками эстрадного зрелища, но это другое. Не надо бояться играть четыре часа, пусть кто-то уйдет, но кто-то останется. И очень важно – сначала останется треть зала, потом половина, а потом и полный зал. И важно, что они это играют – надо только устоять перед волной, которая в свое время смела все наши достижения. А ведь русский театр – это лучший театр мира.

–  На мастер-классе вы также говорили, что не нужно бояться брать серьезные вещи для любительских постановок. Как педагог, чему стараетесь научить студентов – будущих актеров?

–  Принцип такой: студенты – это не сосуд, который надо наполнять, а  огонь, который надо разжигать. Даже к очевидным основополагающим вещам я стараюсь их подвести, чтобы они открывали их для себя сами. Тогда они не становятся рабами аксиом, которые я им сказал. И это будет тот самый шаг, который приведет нас к театру завтрашнего дня, я не боюсь этого громкого слова. Потому что, глядя на то, какие глаза у ребят, чувствуя их энергию, которая была на открытии,  понимаю, что мы на пороге нового.

–  То есть театр должен постепенно меняться, и сейчас этот процесс происходит?

–  Конечно, должен, он и меняется всегда. Ту самую систему Станиславского, против которой восстают нынешние знаменитые режиссеры, хотите, сформулирую одним словом – это движение. Есть традиция мертвая, а есть живая. Если правильно понимать систему – то это движение вперед.

–  Какие процессы в современном театре вам интересны и что смотрите как зритель?

–  После 1990-х годов и всех потерь нашего собственного театра с оглядкой на какой-то европейский, мне перестало быть интересно ходить в театр. Запад ведь всегда учился у нас и понимал, что открытия России оказывали влияние на весь мир – так было в 20 веке. Я стал заниматься театром как средством просвещения, мне сейчас очень интересен проект, связанный с музеем МХТ им.Чехова, с домом Станиславского. Привлекаю интересных артистов, и они с удовольствием идут. Момент просвещения и воспитания театром сейчас очень нужен.  Это мне сейчас иногда даже интереснее, чем поставить какой-то спектакль.

Ксения Раздобреева

Читайте также:

Комментарии

Нет комментариев

Вы не можете оставлять комментарии